Виды девиантного поведения в вооруженных силах

Виды девиантного поведения в вооруженных силах

Отклоняющееся (девиантное) поведение определяется как социально значимое поведение личности, отклоняющееся от социальных норм: а) не удовлетворяющее общепринятым, распространенным в обществе стандартам и эталонам поведения; б) не совпадающее с социальными ожиданиями от личности общества, отдельных его групп или членов; в) отступающее от конвенциональных ролевых предписаний.

Институт вооруженных сил представляет собой особую социальную группу со своими традициями и культурными нормами. Вооруженные силы и другие силовые структуры отличаются от гражданских структур тем, что прохождение службы определяет не только рабочее (служебное) время, но и тотально влияет на всю жизнь человека и его близких, чаще всего ставя военнослужащего в условия ограниченной или периодической социальной изоляции в закрытом коллективе.  Чаще всего личная жизнь и служба становятся одним неразрывным целым.

Все силовые структуры имеют жесткие нормы поведения, многие из которых кодифицированы и имеют силу закона. Общение лиц, находящихся в течение определенного срока в военной организации представляет из себя сложный динамический процесс, который состоит из периодической десоциализации молодого пополнения и новой социализации в условиях службы, при которой необходимо отказаться от некоторых правил, моделей поведения, обычаев, привычек и приобрести новые. Этот процесс является частью вхождения в новую социальную среду и овладения военной ролью. Соприкосновение молодого человека с высоко дисциплинированным обществом, с многочисленными запретами и ограничениями, авторитарной иерархией, может вызвать фрустрацию, активировать агрессивные тенденции или привести к неподчинению. Особенности психологии молодых людей, связанная с построением системы самоидентификации на фоне отделения от родителей, приводят к тому, что размытие самоиденитификации или отсутствие интернализации военной роли, новая зависимость от посторонних, ухудшение уровня жизни, вынужденные социальные контакты – все это приводит к серьезным трудностям в адаптации или к дизадаптации. Особо напряженным адаптационным периодом являются первые три месяца военной службы. В этот период интенсивного освоения новых, принятых и уважаемых военной социальной группой ценностей, норм и правил, часто возникают отклонения в поведении, которые могут рассматриваться как девиантные.  

Рассматривая отклоняющееся поведение военнослужащих, необходимо учитывать, что основные цели и задачи военнослужащего в боевой обстановке предусматривают поведения, в целом противоречащее общечеловеческим нормам и ценностям мирного времени. В повседневной тыловой деятельности военнослужащие руководствуются нормами, установленными обществом. Таким образом, возникает противоречие между нормативными требованиями к поведению военнослужащего в военное и мирное время. Практически это противоречие проявляется в необходимости демонстрировать диаметрально противоположные формы поведения в зависимости от ситуации и уметь максимально эффективно управлять ими. Также социальная среда в военной организации является агрессивно-подавляющей по отношению к отдельно взятой личности, что создает дополнительные трудности для адаптации и нормативного функционирования военнослужащего (Азарова Л., 2009).

К основным формам отклоняющегося поведения среди военнослужащих, проходящих службу по призыву относятся:

1. «Избегающее поведение», характеризующееся различными формами попыток получения послабления по службе и уклонения от выполнения обязанностей военной службы, обусловленное сниженными адаптационными и морально-волевыми качествами военнослужащих и, соответственно, низкими способностями к овладению воинской специальностью. Часто характерно для сензитивных, ипохондричных личностей. Основными проявлениями избегающего поведения являются:

  • непродуктивность деятельности, несоответствие ее физическим и психическим затратам;
  • отказ от деятельности вообще или ее имитация.
  • неоправданно большое количество ошибочных действий.
  • плохая обучаемость при достаточно хороших способностях.
  • явления госпитализма, симуляции и агравации, а в некоторых случаях и формирование (обострение) психосоматических заболеваний.

У данных военнослужащих чаще отмечаются респираторные заболевания, туберкулез, инфекционный гепатит, пневмонии и другие тяжело и длительно протекающие заболевания. В условиях военной службы у этих лиц часто диагностируются так называемые функциональные соматические расстройства – нейроциркуляторные дистонии, дискинезии желудочнокишечного тракта.

К особенностям личности, характерным для военнослужащих склонных к избегающему поведению, относятся обидчивость, неуверенность, плаксивость. Кроме того, у таких военнослужащих нередко отмечается невысокий уровень развития когнитивных способнсотей. Это проявляется низким уровнем общей осведомленности, примитивностью и незрелостью суждений, конкретностью суждений, недостаточностью критики и гибкости, непониманием переносного смысла пословиц, отставанием в учебе (Фадеев А, 2001).

2. «Суицидальное поведение» аутоагрессивное поведение, проявляющееся в виде фантазий, мыслей, представлений или действий, направленных на самоповреждение или самоуничтожение и, по крайней мере, в минимальной степени мотивируемых явным или скрытым намерением смерти (Тихоненко В., 2004). Внутренними формами суицидального поведения являются антивитальные переживания – размышления об отсутствии ценности жизни без четких представлений о своей смерти; пассивные суицидальные мысли – фантазии на тему своей смерти, но не лишения себя жизни; суицидальные замыслы – разработка плана суицида; суицидальные намерения – решение к выполнению плана, в то время как внешними формами принято считать самоубийство (суицид) – намеренное, осознанное и быстрое лишение себя жизни; суицидальная попытка (парасуицид) – не закончившееся смертью намеренное самоповреждение или самоотравление, которое нацелено на реализацию желаемых субъектом изменений за счет физических последствий; прерванная суицидальная попытка (прерванный парасуицид) – акт, предпринятый с целью намеренного самоповреждения или самоубийства, но прерванный до реального самоповреждения внешними обстоятельствами (например, вмешательство посторонних предотвратило физическое повреждение: человека «сняли» с рельсов до прохода поезда, прервали акт самоповешения и т. п.); абортивная суицидальная попытка (абортивный парасуицид) – акт, предпринятый с целью намеренного самоповреждения или самоубийства, но прерванный до реального самоповреждения непосредственно самим субъектом. Парасуициды характерны для подросткового и юношеского возраста, завершенные суициды – для пожилого и старческого.

Проблема суицидальных происшествий в Вооруженных Силах с годами не становится менее актуальной, прежде всего вследствие своей социальной значимости. Число самоубийств среди военнослужащих благодаря профессиональному психологическому отбору становится меньше, чем среди сверстников из числа гражданской молодежи. Однако даже единичный случай самоубийства в воинском коллективе является сильным потенциально травмирующим фактором, который приводит к развитию у сослуживцев неуверенности, пессимизма, дестабилизирует морально-психологический климат и снижает боеготовность подразделений.

Наиболее распространённой формой суицидального поведения в ВС РФ являются демонстративные суицидальные попытки, основанные на нежелании военнослужащих преодолевать тяготы и лишения военной службы, так как в большинстве случаев реакция командования на суицидальный шантаж приносит ослабление служебных требований к суициденту (Нечипоренко В., 2007; Днов К., 2010). В ряде случаев причиной суицидов является внутриличностный конфликты из за противоречия гражданской и военной ролевой модели (Юнацкевич П., 1997) и межличностные конфликты (до 30% суицидов) (Бачерников Н., 1965). Вопреки распространенному мнению о псхических расстройствах, провоцирующих суициды у военнослужащих, исследования показывают, что большинство самоубийств в вооруженных силах совершается психически здоровыми людьми (Амбрумова А., 1983). Одним из новых методов, который может использоваться для прогнозирования суицидального поведения является оценка качества исполнительного функционирования военнослужащих.

Исполнительное функционирование является многогранной нейропсихологической конструкцией, позволяющей человеку производить выбор и формировать целенаправленное и ориентированное на будущее поведение. Исполнительное функционирование можно определить как формирование (1), поддержание (2) и оперативное изменение ментальных установок (3), основанные на определенном уровне развития способностей к обоснованию и постановке целей и созданию планов (1), поддержанию фокуса и мотивации идти до конца в соответствии с поставленными целями и планами (2), при умении гибко и адаптивно изменять цели и планы в ответ на меняющиеся обстоятельства, непредвиденные препятствия и выявление ошибок в деятельности (3) (Suchy Y., 2009). Высокое качество исполнительного функционирования позволяет человеку преодолеть врожденные влечения и рефлексы низшего порядка, а также планировать деятельность без негативных эффектов от обладания чрезмерным, но стандартным практическим опытом, избыточного доверия предоставляемой информации, рамок обучения и связанных с ними стандартных решений.

Комплексная оценка нарушений скорости реакции, внимания, мгновенная (кратковременной) и долговременной памяти, эффективности обработки пространственной информации, скорости и эффективности обработки вербальной информации является достоверным предиктором суицидов в армии (Naifeh J. at al, 2017).

3. «Агрессивное поведение» – физическое или вербальное поведение, направленное на причинение вреда кому-либо. Для данного типа поведения характерна склонность к решению проблем силой, повышенная импульсивность, несдержанность. Большее значение для воинских подразделений имеет физическая агрессия, когда повышается вероятность неуставных форм взаимоотношений между военнослужащими. К агрессивным действиям относятся (Buss A, 1971):

  • физическая агрессия (нападение);
  • косвенная агрессия (злобные сплетни, шутки, взрывы ярости, выражающиеся в крике, топаний ногами и т. д.);
  • склонность к раздражению (готовность к проявлению негативных чувств при малейшем возбуждении);
  • негативизм (оппозиционная манера поведения от пассивного сопротивления до активной борьбы);
  • обида (зависть и ненависть к окружающим за их действительные или вымышленные поступки);
  • подозрительность в диапазоне от недоверия и осторожности до убеждения, что все другие люди приносят вред или планируют его;
  • вербальная агрессия (выражение негативных чувств как через форму – ссора, крик, визг, так и через содержание словесных ответов – угроза, проклятия, ругань).

Различные виды агрессивных действий могут быть обусловлены различными факторами и входить в структуру разных типов девиантного поведения. Наиболее яркий, и, соответственно, наиболее опасный для ВС РФ вид – физическая агрессия в виде нападения на жертву – как правило, отражает криминальное поведение, хотя может встречаться и при делинквентном типе отклоняющегося поведения. Агрессивность психически больных и лиц с психической патологией в виде психопатологического и патохарактерологического типов отклоняющегося поведения отличается лишь особенностями мотивации и симптоматикой заболеваний.

Агрессия может быть о конструктивной (доброкачественной) и неконструктивной (злокачественной) (Менделевич В., 2016). Различие данных форм заключается в намерениях, предшествующих проявлению агрессивности. При конструктивной агрессии злой, преступный умысел нанести кому-либо из окружающих вред отсутствует, тогда как при неконструктивной он выступает как основание для выбора именно данного способа взаимодействия с людьми.

Конструктивная форма агрессии может быть названа также псевдоагрессией. В рамках псевдоагрессивного поведения выделяется непреднамеренная, игровая, оборонительная, инструментальная агрессия, агрессия как самоутверждение. Непреднамеренная агрессия может быть признаком психопатологического типа девиантного поведения, в частности при олигофрении или иных синдромах, сопровождающихся снижением интеллекта. Суть ее заключается в нарушении способности больного олигофренией или деменцией правильно оценивать действия окружающих и собственные реакции, в неумении просчитать и спланировать последствия собственных действий. Агрессивность как удовлетворение потребности в самоутверждении и самоуважении, как правило, встречается при патохарактерологическом типе девиантного поведения. Она является неотъемлемой составной частью эмоционально неустойчивого и истерического расстройств личности, при которых вспышки гнева, раздражения и физической агрессии часто не имеют преднамеренного злого умысла, а формируются как ответные реакции по механизмам «короткого замыкания» или «смещенного аффекта».

Преимущественно т.н. конструктивная агрессивность встречается при таких психопатологических синдромах, как астенический (церебростенический, неврастенический) и истерический. В рамках астенического и истерического симптомокомплексов агрессивность проявляется раздражительностью, обидчивостью, вспышками гнева, а также вербальной агрессией. Особенно часто вербальная агрессия и раздражительность встречаются при истерическом синдроме в рамках истерического расстройства личности. Человек с подобными расстройствами эмоционально негативно реагирует на попытки окружающих уличить его во лжи, притворстве, привлечь к ответственности за собственные поступки, то есть на ситуации, в которых происходит блокада удовлетворения основной потребности истерика – быть в центре внимания и оказываться значимым для окружающих. Действия, которые приводят к невозможности индивида с истерическими чертами характера оказываться «заметным», «быть на виду», «управлять вниманием окружающих», способствуют бурным аффективным реакциям с элементами агрессии. Как правило, агрессия при истерическом синдроме не выходит за рамки вербальной.

Неконструктивная агрессивность – признак либо криминального, либо психопатологического поведения. В первом случае агрессивность человека опосредуется его осознаваемым деструктивным отношением к реальности и окружающим его людям, оппозиционной стратегией и тактикой взаимодействия с действительностью, которая расценивается враждебной. Во втором – она обусловлена психопатологическими симптомами и синдромами, чаще других затрагивающими сферу восприятия, мышления, сознания и воли. Наиболее часто агрессивность значительной степени выраженности (иногда не поддающаяся волевой коррекции) входит в структуру таких психопатологических синдромов, как эксплозивный, психоорганический, дементный, кататонический, гебефренический, параноидный (галлюцинаторно-параноидный), паранойяльный, парафренный, психического автоматизма, делириозный, сумеречного расстройства сознания.

По сути, агрессия может быть как позитивной, служащей жизненным интересам и выживанию, так и негативной, ориентированной на удовлетворение агрессивного влечения самого по себе.

4. «Делинквентное поведение» – поведение, при котором действия конкретной личности, отклоняющиеся от установленных в данном обществе и в данное время законов, угрожающие благополучию других людей или социальному порядку и уголовно наказуемые в крайних своих проявлениях. Данное поведение может иметь форму мелких нарушений нравственно-этических норм, не достигающих уровня преступления, может проявляться в виде деяний, подпадающих по административную ответственность, либо дорастать до криминального поведения, подпадающего под уголовную ответственность. Возрастная динамика частоты правонарушений проявляется следующим образом: возраст большинства преступников колеблется в пределах от 25 до 35 лет; количество преступлений неуклонно растет в возрасте от 14 до 29 лет, а максимум случаев совершения преступлений приходится на 29 лет. Далее с 29 до 40 лет наблюдается постепенное снижение проявлений преступного поведения. 33-36% всех противоправных действий совершается 5% военнослужащих (Rosellini А. et al, 2016).

Военнослужащие, совершающие делинквентные поступки, могут быть разделены на три основные типа (Змановская E., 2003):

1. Последовательно-криминогенный тип – криминогенный «вклад» личности в преступное поведение при взаимодействии с социальной средой является решающим, а преступление вытекает из привычного стиля поведения, обусловливаясь особой системой мотивов и ценностей. К этому типу относятся субкультурные правонарушители, органические нарушители и психотические правонарушители.

2. Ситуативно-криминогенный тип – правонарушения и преступления обусловливается неблагоприятной ситуацией и стечением обстоятельств. Такие люди редко бывают инициаторами правонарушений, чаще являясь ведомыми.

3. Ситуативный тип – решающим фактором является стечение обстоятельств, на которое индивид не может повлиять. Жизненный стиль таких людей характеризуется борьбой положительных и отрицательных влияний. К данному типу относится подвид невротических правонарушителей, действия которых являются следствием интрапсихического конфликта и тревоги.

Основой делинквентного поведения взрослых военнослужащих является психический инфантилизм с комплексом характерных признаков (Менделевич В., 2016): неумение разделять идеальные и реальные цели, наивностью и простодушие, эгоцентризм, формальным отношением к обязанностям и формальной подчиняемостью, ошибкой прогнозирования негативных последствий своих действий, обидчивостью, потребностью в утешении и опеке, склонностью к резким колебаниям настроения и выраженным аффективным реакциям.

К формированию делинквентного стиля поведения приводят следующие микросоциальные факторы (Змановская E., 2003):

  • фрустрация детской потребности в заботе и привязанности со стороны родителей (например, чрезвычайно суровый отец или недостаточно заботливая мать);
  • физическая или психологическая жестокость или культ силы в семье (например, чрезмерное и несправедливое применение наказаний);
  • недостаточное влияние отца затрудняющее формирование нормативных моделей поведения;
  • острая травма (болезнь, смерть родителя, насилие, развод) с фиксацией на травматических обстоятельствах;
  • попустительский или безразличный стиль родительского воспитания;
  • сексуальный компонент в отношениях с родителями, братьями и сестрами;
  • несогласованность требований к ребенку со стороны родителей, приводящая к непониманию норм поведения;
  • смена родителей (опекунов);
  • хронически конфликты и насилие между родителями;
  • усвоение ребенком через научение в семье или в группе имеющихся делинквентных ценностей (явных или скрытых).

Отдельными мотивами, побуждающими к противоправным действиям, могут быть: стремление немедленно получить удовольствие, стремление самоутвердиться, стремление к комфорту или высокому социальному статусу, оппозиционное поведение (внутреннее стремление нарушать запреты), поведенческие стереотипы (опыт пребывания в криминальной среде), агрессия и садистические наклонности, следование социальным стереотипам и традициям, потребность чувствовать принадлежность к группе и получать ее одобрение, скука, стремление к риску и острым ощущениям, фрустрация, необходимость вынужденной защиты, альтруизм (правонарушение ради других людей или высокой цели). Следует учитывать, что в условиях военной службы, делинквентные черты имеют тенденцию к заострению (Тюриков А., 2000).

5. «Аддиктивное поведение» – это поведение, связанное с формированием стремления человека к уходу от реальности путем искусственного изменения своего психического состояния посредством приема некоторых веществ или постоянной фиксацией внимания на определенных видах деятельности с целью развития и поддержания интенсивных эмоций. Как правило характеризующееся склонностью к быстрому удовлетворению потребностей и быстрому формированию зависимости как к химическим веществам, вызывающим при употреблении чувство эмоционального комфорта (алкоголь, наркотики и прочие психоактивные вещества), так и к видам деятельности, вызывающим эмоциональный комфорт, со снижением способности отказаться от данных видов деятельности (различные нехимические зависимости).

Наиболее актуальными для Вооруженных Сил являются формы аддиктивного поведения, связанные с употреблением психоактивных веществ, в виду их явного деструктивного воздействия, как внешнего, так и внутреннего (Фисун А., 2013). Основным видом аддиктивного поведения в армии является злоупотребление алкоголем и наркотическими средствами (до 35,8% военнослужащих срочной службы) (Юсупов В., 2005). С учетом данных о широкой распространенности одновременного сосуществования нескольких форм реализации аддиктивного поведения у одного индивидуума, и возможности перехода от нехимических зависимостей к химическим, актуальным становится вопрос раннего выявления аддикций и склонности к ним, а не отдельных форм проявления.

Перейти к статье Современные методы нейропсихологической диагностики девиантного поведения

Андрей Демкин

Литература

Азарова Л. А. Психология девиантного поведения: Учеб.-метод. комплекс / Л.А. Азарова, В.А. Сятковский. – Минск: ГИУСТ БГУ, 2009. – 164 с.

Амбрумова А.Г. Анализ предсмертных записок суицидентов. / A.Г. Амбрумова, Л.И. Постовалова // Тр. Моск. НИИ психиатрии МЗ РСФСР. – М., 1983. – С. 53-74.
 
Бачерников  Н. Е. Ситуационные реакции у военнослужащих: Дисс. … д-ра мед. наук. – Л.: ВМедА., 1965. – 545 с.
 
Днов, К.В. Психическое здоровье военнослужащих, совершивших суицидальные попытки: дис. … кандидата медицинских наук: 14.01.06 / К.В. Днов. – СПб., 2010. – 143 с.
 
Змановская, Е.В. Девиантология: (Психология отклоняющегося поведения): Учеб. пособие для студ. высш. учеб. Заведений / Е.В.  Змановская – М.: Издательский центр «Академия», 2003. – 288 с.
 
Менделевич В. Д. Психология девиантного поведения М.: ИД Городец, 2016. – 386 с. 
 
Нечипоренко, В.В. Суицидология: вопросы клиники, диагностики и профилактики / В.В.Нечипоренко, В.К. Шамрей. – СПб. : ВМедА, 2007. – 528 с.
Тихоненко, В.А. Стресс-провоцированное суицидальное поведение у военнослужащих. / В.А. Тихоненко, Г.А. Фастовцев, А.М. Резник – М., 2004. – 50 с.
 
Тюриков, А. Г. Регулирование девиантного поведения военнослу- жащих как функция военно-социальной организации / А. Г. Тюриков. – Москва: Военный университет, 2000. – 230 с.
 
Фадеев А.С. Невротические расстройства у военнослужащих в мирное время / А.С. Фадеев, В.В. Куликов, О.Е. Чернов // Воен.-мед. журн. – 2001. – Т.322. – № 3. – С. 39–43.
 
Фисун, А.Я. Пути профилактики аддиктивных расстройств в войсках /
А.Я. Фисун [и соавт.] // Воен.-мед. журн. – 2013. – Т. 334, № 9. – С. 4-11.
 
Юнацкевич, П.И. Психолого-педагогическая диагностика и коррекция суицидального поведения военнослужащих : автореф. дис. ... канд. пед. наук / П.И. Юнацкевич – СПб., 1997. – 16 с.
 
Юсупов В. В. Экспресс-оценка психического здоровья военнослужащих, склонных к аддиктивному поведению : автореферат дис. ... кандидата медицинских наук : 14.00.18, 19.00.04 / Воен.-мед. акад. им. С.М. Кирова. - Санкт-Петербург, 2006. - 20 с.
 
Buss A. Aggression pays. // J.L. Singer (Ed.): The control of aggression and violence. New York: Academic Press, 1971.
 
Naifeh J., Nock M., Ursano R. et al. Neurocognitive Function and Suicide in U.S. Army Soldiers // Suicide & Life-threatening Behavior. – 2017. – Vol. 47(5). – p. 589-602. 
 
Rosellini A. et al. Predicting non-familial major physical violent crime perpetration in the US Army from administrative data // Psychological Medicine. – 2016. – Vol. 46. – Iss. 2. – p. 303-316. 
 
Suchy Y. Executive Functioning: Overview, Assessment, and Research Issues for Non-Neuropsychologists // Annals of behavioral medicine : a publication of the Society of Behavioral Medicine. – 2009. – Vol. 37. – P. 106-116. 10.1007/s12160-009-9097-4.

Печать   E-mail

Статьи по теме: