Психология патриотизма

Психология патриотизма

Психология настоящего патриотизма

«… патриотизм не должен быть квасным, затхлым и кислым.»

В.В. Путин

Национальная идея России, по мнению Президента, состоит в патриотизме. Давайте взглянем на это понятие с точки зрения психологии, чтобы понять, что собственно, должно являться залогом для процветания нашей Родины.

Прежде всего, необходимо разобраться с терминами: определить, что такое патриотизм, и как понять, что нам рассказывают именно о высшем духовном чувстве, каковым и является настоящий патриотизм, а не о низменных чувствах, вроде национализма или его вненациональной версии - трайбализма (от англ. tribe – племя)?

Что такое патриотизм и каковы его психологические корни?

Патриотизм является сложным и, во многом, противоречивым чувством, основанном на порой причудливом сплетении рационального и иррационального, сознательного и бессознательного, личного и общественного. Патриотизм - это сформированное эволюцией человеческое чувство, являющееся частью глубинного инстинктивного стремления к объединению и принадлежности к группе других людей.

Так получилось, что организм человека оказался слишком слаб для выживания в природе в одиночку. Поэтому развитие человека и становление его как вида всегда происходило в условиях семейно-племенных сообществ, обеспечивающих совместное выживание. Эволюционно развитая потребность принадлежать к сообществу обеспечивает человеку чувство защищенности и самоидентификации. Пирамида чувств принадлежности имеет свою эволюционно-сформированную иерархию: от семейной к племенной и, затем уже, к национальной, религиозной или политической.

Проще говоря, в норме человек осознает себя через отражение себя и своей деятельности в обществе и не может жить иначе, как будучи частью каких-либо больших и малых «племен». И это легко объяснимо: шансы человека на выживание становятся намного выше, когда он присоединяется к определенной группе, процветанию которой он будет служить. Выживание группы в целом будет гарантировать выживание и ее членов, что является одной из глубинных психологических основ чувства патриотизма. В современном обществе выживание заключается не только в сохранении жизни, но и желание жить хорошей жизнью.

Инстинкт принадлежности – как одна из основ чувства патриотизма

Принадлежность к определенной группе помогает человеку понимать окружающий мир и свое место в нем. После того, как человек определяет свое место в мире и принадлежность к определенным группам, он обретает мотивацию к повышению статуса этих групп, так как это повышает и его собственную самооценку. Также следствием инстинкта принадлежности является желание убеждать всех окружающих в том, что группа, к которой принадлежит человек, лучше других. Начиная с детства, человек считает своих друзей и компанию лучшими, затем круг расширяется – в зону «своих» или «наших» попадают жители квартала, района, деревни, поселка или городка, города или страны, люди, болеющие за ту же спортивную команду, работающие в одной организации или на предприятии, принадлежащие к оной криминальной группировке, неформальному течению или политической партии. Все это реализуется на инстинктивной основе, которая, чаще всего не чувствительна к объективной критике.

Инстинкт принадлежности и патроиотизм

Рис. 1.  Механизм инстинктивной потребности в принадлежности и группировании

Отождествление себя с группой может развиваться до такой значительной степени, что любой вред, реальный или воображаемый, угрожающий или наносимый группе, человек будет считать прямым вредом для себя лично. Любые достижения группы таким человеком также отождествляются с личными достижениями, значительно укрепляя его личную самооценку. Например, нейропсихологические эксперименты показали, что человек, отождествляющий себя с определенной группой людей, испытывает активацию центров удовольствия мозга, когда не сам человек, а кто-то другой из его группы получает вознаграждение. Аналогично, благодаря инстинкту принадлежности, самооценка растет у футбольных болельщиков и патриотов: любая победа команды или страны воспринимается людьми, связанными психологической тождественностью с группой, как своя личная.

Инстинкт принадлежности и группирования - футбольные фанаты

Рис. 2 Отождествляя себя с группой, человек воспринимает и переживает чужие достижения, как свои собственные, что позволяет улучшить самооценку.

Поэтому инстинкт принадлежности служит позитивным психотерапевтическим целям: люди без собственных достижений, с низкой самооценкой стараются исправить ситуацию, примеряя на себя достижения своей страны, компании, банды, или клуба болельщиков – все  зависит от того, с кем, прежде всего, отождествляет себя человек, к чему он чувствует самую сильную принадлежность. Это могут быть и не конкретные сообщества людей, а социальные группы, например «интеллигенция», «просвещенные люди», «пацаны», «бродяги», «повстанцы», «конторские» и т.п. Очевидно, что есть разница в зависимости от того, какие взгляды и ценности человек разделяет, куда движется вместе с групповой идентичностью. Но нейрофизиологические механизмы любого чувства принадлежности основаны на одних и тех же принципах, будь то чувство принадлежности к байкерам, болельщикам, клубу альпинистов или поклонниц Стаса Михайлова.

Нейропсихологические исследования показывают, что групповая идентификация для человека является как врожденной, так и почти моментальной. Например, в психологическом эксперименте, когда коллектив случайным образом разделили на две группы, а затем оценили с помощью фМРТ степень активации миндалины (древней структуре мозга, связанной с эмоциональной валентностью) и вентромедиальной префронтальной коре (область определения ценности), оказалось, что изображения «своих» вызывают гораздо большую позитивную эмоциональную реакцию, даже если «своими» эти люди стали всего несколько минут назад.

Древний принцип «разделяй и властвуй», когда любое сообщество раскалывают на «своих» и «чужих» абсолютно по любому признаку (полу, вере, цвету кожи, национальности, политическим взглядам, сексуальной ориентации и т.п.) использует как рабочий механизм именно инстинкт принадлежности.

Этот же инстинкт, который человек получил в наследство от животных, заставляет неосознанно копировать эмоциональное и физиологическое состояние всего коллектива и автоматически воспроизводить коллективные действия. Этот древний инстинкт «коллективной эмпатии» позволяет стадам животных моментально спасаться бегством от нападающих хищников.

Патриотизм и стадный инстинкт

Рис. 3.  Древний стадный инстинкт, доставшийся человеку от животных как инструмент для коллективного выживания, заставляет неосознанно копировать эмоциональное состояние других и повторять их действия, не затрудняя себя оценкой последствий своих поступков: на это просто нет времени!

В человеческом мире данный инстинкт с успехом используется для управления массами людей: начиная от потребительского поведения и заканчивая формированием политических предпочтений на митингах и путем телевизионных трансляций. Особенно хорошо инстинкт срабатывает, когда люди видят похожих на себя по внешнему виду, полу, возрасту людей. Этот инстинкт, например, объясняет организующее воздействие школьной или военной формы.

Ксенофобия, то есть боязнь «непохожих», основывается на разнице в восприятии, при которой невозможна идентификация себя с другим человеком. Это создает «разрыв» эмпатии и рождает страх, неприязнь и агрессию. Этой инстинктивной реакцией также с успехом пользуются в психологической инженерии (проще говоря, при контроле общественного поведения): создание образа «чужого» или «врага» взывает естественную защитную реакцию, включающую группирование с теми, с кем человек себя идентифицирует. Например, людей пытаются объединить против иноверцев, иностранцев, людей иной культуры, материального достатка, образа жизни, политических воззрений, сексуальной ориентации.

Чем патриотизм отличается от низменных чувств?

Чувства, основанные на инстинктах – это низменные чувства, приближающие человека к животному миру. К счастью, человек, благодаря своему эволюционному развитию, смог научиться контролировать животные инстинкты и развить значительную духовную составляющую, основой которой является любовь. Настоящий патриотизм является высшим духовным чувством – любовью к своей Родине и к своему народу. И как любой вид любви, патриотизм – это созидательное чувство, основывающееся на вере и определенных моральных принципах, направленное на созидание общего блага для своей Родины и соотечественников. В настоящей любви нет агрессии и ненависти – не может быть этих низменных чувств и в настоящем патриотизме.

Чувства, которые основываются на инстинктах группирования и принадлежности, и приводят к страху, ненависти и агрессии против «других», обычно называются «национализмом», а не патриотизмом. Если низменные чувства объединяют людей не на основе одной национальности, а на основе любого вида многонациональной «клановости» (например, принадлежность к определенной кофессии, секте, ордену, организации или партии «избранных»), но также направлены на возвышение «своих» за счет принижения «чужих», то такие чувства называются трайбализмом. Термин происходит от английского слова «племя» («tribe») и отражает чувство безусловной приверженности «своим» соплеменникам, обычно ведомых в светлое будущее или на войну с соседним племенем под руководством бессменного мудрого вождя.

Психологические отличия патриотизма от трайбализма и национализма

Рис. 4. Отличия созидательного патриотизма от разрушительного трайбализма.

Патриотизм - это «возвышенная любовь к своим», направленная на общее благо, гордость за «своих», основанная на положительной оценке вне зависимости от сравнения с другими странами. Трайбализм - это «ненависть к чужим», рождающая агрессию против тех, кто не похож на «своих», позитивная самооценка, основанная на унижении «других».

Еще проще: патриотизм – это любовь. Трайбализм – это ненависть.

Как и обычная любовь – патриотизм сложное чувство, дарованное не многим. Он требует веры и набора общечеловеческих идеалов. Гораздо проще вместо любви испытывать низменные чувства – половое стремление или ненависть. Чувства, основанные на инстинктах, не требуется воспитывать – достаточно предъявить соответствующий стимул, чтобы их активировать.

Трайбализм – одно из самых разрушительных чувств в истории человечества. Как только расовые, религиозные, этнические или клановые интересы перевешивают соображения общего блага, разделение общества на фракции неминуемо приводит к насилию, хаосу и разрушению общества (государства).

 Интересно, что люди, испытывающие высшие патриотические чувства, имеют существенные нейропсихологические отличия от приверженцев трайбализма (в частности, национализма). Исследование 2016 года[1], проведенное в Университете Тохоку (Сендай, Япония), показало, что региональная плотность серого вещества головного мозга (rGMD) отличается у приверженцев конструктивного и деструктивного подходов к настоящему и будущему своей страны. Оказалось, что сторонники национализма отличаются большей агрессивностью, социальной нетерпимостью, чувством собственного превосходства, отсутствием эмпатии, и сниженной способностью к продуктивной кооперации. С помощью магнитно-резонансной томографии (МРТ) у националистов была выявлена положительная корреляция rGMD в области задней поясной извилины (PCC - ответственна за агрессивные реакции, месть, вместо эмпатии), области орбитофронтальной коры (OFC - ответственная за социальные сравнения – в частности за чувство собственного превосходства) и отрицательная корреляция с плотностью серого вещества в области правого миндалевидного тела (миндалина - ответственна за эмоциональный контроль функций мозга, в частности развития стрессовых реакций). Истинный же патриотизм отрицательно коррелирвал с плотностью серого вещества в области ростролатеральной префронтальной коры (RLPFC – область, отвечающая за ощущение субъективного благополучия и построение долговременных сложных цепочек целей). Исследование показало, что, чем более благополучен человек, чем выше качество его жизни, тем более конструктивно и созидательнее он относится не только к своей жизни, но и к жизни родной страны, проявляя высший духовный патриотизм – патриотизм любви.

Кто больше других нуждается в группировании и идентификации с определенным сообществом?

Ответ лежит в природе инстинктов: группирование необходимо для выживания. Человек ищет помощи и поддержки в обществе, когда его базовым ценностям и потребностям что-то угрожает. Исследования показывают, что люди сильнее идентифицируют себя со своей нацией или религией, когда чувствуют, что они терпят неудачу в своих личных делах либо в профессиональной и деловой сфере. Чувство слабости и незащищенности быстро приводит человека к зависимости от группы, в которую он убегает как в укрытие. Поэтому эффективность групповой психотерапии также имеет в своей основе инстинкты принадлежности и группирования.

 Качели индивидуализма и коллективизма на пирамиде потребностей Маслоу

Рис. 5. Качели коллективизма – индивидуализм, покоящиеся на пирамиде удовлетворенных или неудовлетворенных потребностей

Как только человек становится неуверенными в себе, он стремиться восстановить определенность и уверенность, которые обеспечиваются принадлежностью к группе, которая позволяет вновь найти идентификацию и получить столь необходимые каждому оценки. Входной платой в любую группу или сообщество является безусловное принятие правил и идеологии группы. С патриотизмом происходит то же самое – человек принимает определенную идеологию и взамен получает право на принадлежность и безопасность, исправленную самооценку.

Психологическая модель отношений человека с государством – идентична модели отношения ребенка с родителями

Базовым элементом, служащим основой для формирования всех видов привязанностей человека служит семья: мать кормит малыша, а отец служит добытчиком и защитником. Абсолютная незащищенность младенца порождает мощную потребность в привязанности к тем, кто о нем заботится, и кто его защищает. Но, как известно, родители бывают разные… и не все заботятся о своем ребенке, удовлетворяя всю гамму его потребностей – от базовых до духовных. На любое общество человек бессознательно проецирует семейные мерки: страна становится Родиной - Матерью или Отчизной, а в ее лидерах человек ищет опору и защиту: первое лицо становится Отцом. Неслучайно маркером государственного трайбализма служит появление фигуры Вождя. Вожди, как всем известно, существуют только у первобытных племен (трайбов). Интересно, что в неавторитарных обществах Родину чаще всего называют просто Родной край или Родная земля (Homeland).

Перенос психологической модели семьи на модель восприятия государства

Рис. 6. Перенос модели отношений с родителями на отношение с государством.

Взрослея, человек переносит модель отношений с родителями на государство, идеализируя или демонизируя власть, в зависимости от того, как с ним обращаются. Когда родители (или государство) заботливы и разумны, дети растут с базовым чувством безопасности, способностью доверять другим людям и полагаться на них, умением адаптироваться к изменениям в жизни. Если родители (государство) не могут защищать детей (граждан) и относятся к ним безразлично, попустительски, либо, наоборот, чрезмерно контролируют и наказывают детей, пугают их, то такие люди вырастают с базовым чувством незащищенности и недоверия к другим, страдая от неумения адаптироваться к жизни и самостоятельно ее строить. К сожалению, эти сценарии, когда родители (или государство) не могут сопереживать своим детям (гражданам), либо самовлюбленно используют их (и даже подвергают постоянному физическому и / или эмоциональному насилию), либо пренебрегают ими, встречается совсем нередко.

Модели дисфункционального воспитания детей и отношения государства к гражданам

Рис. 7. Зависимость жизненных успехов человека и гражданина от стиля воспитания и / или сложившейся государственной системы.

Когда человек выходит из детского состояния, становится успешным и уверенным в себе, он престает нуждаться в родительской семье, либо в принадлежности к какой-то группе или сообществу. Очень часто успешные люди разочаровываются в своих сообществах, так как перерастают ту идентификацию, которую предлагает им группа (компания, партия, религия, государство). Люди могут быстро разочаровываются в группах, которые не уважают их, или занижают их идентификацию. Например, дворянину или интеллигенту после октябрьского переворота 1917 года было трудно идентифицировать себя с государством «рабочих и крестьян». Эти люди стали искать новую идентичность, эмигрируя в другие страны.   Это явление – поиск новой идентичности – лежит и в основе современной «утечки мозгов», когда люди ищут, прежде всего, достойной их внутреннего мира идентичности, а не просто безопасной и сытой жизни.

Интересно, что люди, которые престают нуждаться в поддержке группы, как правило, отличаются лучшими когнитивными (познавательными) способностями, больше вдохновляются новым, активно исследуют окружающий мир. Это креативные индивидуалисты, которые, собственно, и двигают мир вперед. Остающиеся в зависимости от сообщества люди, как правило, отличаются консерватизмом, гораздо менее подвижными познавательными способностями, а их мотивы направлены не на развитие, а на консервативное поддержание «стабильности».

Можно ли научить патриотизму или воспитать патриотизм?

Ответ на этот вопрос легко получить, обращаясь к модели семьи: можно ли научить любить мать, отца, братьев и сестер? Настоящий патриотизм, который основывается на любви (в отличие от трайбализма, основанного на ненависти и унижении других) невозможно воспитать или научить ему. Попробуйте научить ребенка любить свою мать: заставьте его с утра петь гимн матери, регулярно по расписанию признаваться в любви к ней, только в этом случае получая вознаграждение, рассказывая всем в песочнице, что только его мама – самая лучшая, а чужие мамы – плохие…. Вам уже смешно?

Попробуйте заставить ребенка полюбить жестокую, агрессивную и невнимательную мать, которая умеет только кричать и наказывать. Именно от таких матерей сбегают при первой возможности, а если сбежать невозможно, то уходят из сферы ее контроля с помощью алкоголя или наркотиков, рискового или криминального поведения, и иногда и с помощью сознательного прекращения жизни.

Любовь можно только заслужить – заботясь о своем ребенке, кормя его, обеспечивая контакт кожа-к-коже, способствуя его развитию и удовлетворению не только физиологических потребностей, но и стремлений высшего – духовного порядка. Такую мать (или Родину) ребенок будет любить без всяких «уроков патриотизма».

 Андрей Демкин

[1] Takeuchi, H., Taki, Y., Sekiguchi, A., Nouchi, R., Kotozaki, Y., Nakagawa, S., Miyauchi, C. M., Iizuka, K., Yokoyama, R., Shinada, T., Yamamoto, Y., Hanawa, S., Araki, T., Hashizume, H., Kunitoki, K., Sassa, Y., & Kawashima, R. (2016). Differences in gray matter structure correlated to nationalism and patriotism. Scientific reports, 6, 29912. https://doi.org/10.1038/srep29912

 


Печать   Электронная почта

Статьи по теме: