Блог Доктора Демкина

Статьи о психологии и психодиагностике

Родительские запреты и предписания

Андрей Демкин

Родительские запреты и предписания

Замечали ли вы, что не все мысли и желания, которые у вас проявляются, на самом деле не являются вашими? Наверняка вы оказывались в таких ситуациях, когда вдруг действовали не совсем логично, не совсем адекватно ситуации?

Или, может быть, у вас есть какая-то хронически повторяющаяся ситуация, которую вы так и не научились преодолевать? Например, вы так и не научились зарабатывать достаточно, или так и не можете научиться доверять людям, либо в жизни вам встречаются все время "не те" мужчины или женщины? 

Возможно, эти проблемы могут быть связаны с чуждыми для вас убеждениями, которые вам сознательно или неосознанно внушили родители или воспитатели, либо те, кто обладал для вас безусловным авторитетом. "Внушили" - вовсе не означает, что вас вводили в транс и что-то специально "внушали". Когда вы изо дня в день слышали слова мамы о том что "мужикам доверять нельзя", слова папы, что "женщина должна слушаться мужчину", или рассказы бабушки, пережившей раскулачивание, о том, что "богатство сведет в могилу", вы невольно усвоили эти постулаты как свои собственные. 

Некоторые родительские запреты могут быть и полезны, в то время как другие становятся ограничивающими убеждениями, которые по сути своей ограничивают вашу свободу, не дают вам проявиться и самореализоваться как самостоятельной личности и нарушают отношения с людьми. 

Эрик Берн (1972) определил родительские предписания как “запрещение или негативную команда от родителя”. Буквально термин “Injunction” переводится с английского как «запрет», «наказ», «приказ», «предписание» чаще всего используется в юриспруденции – «судебный запрет».  Позднее (1979) Гулдинги определили предписания как “сообщения от детского Эго-состояния родителей, исходящие из собственных страданий, несчастья, тревоги, разочарования, гнева, фрустрации и тайных желаний". Это сообщения, исходящие от родительских фигур, часто вне их осознания, являются негативными по содержанию, чаще всего несут контекст запрета и наносят ущерб естественным жизненным побуждениям существования, привязанности, идентичности, компетентности и безопасности ребенка. (а затем и взрослого). Предписания действуют до тех пор, пока они не будут отменены.

Родительские предписания играют важную роль в формировании внутреннего психологического конфликта человека и являются частью механизма являются частью психологического механизма формирования психической травмы.  Большая часть предписаний дается родителями детям из собственной детской травмированной или саботажной части и транслирует принятые когда-то родителями решения, необходимые для адаптации к травмирующей ситуации и выживания.

По своей сути предписания являются иррациональными (с точки зрения ребенка) запретами, блокирующими ту активность, которая по собственному опыту родителей может быть опасна для жизни или целостности души и тела.  Сами родители могут транслировать не только собственные принятые решения, а межпоколенческие предписания, передающиеся по наследству в роду. Например, потомки раскулаченных большевиками зажиточных крестьян могут передавать предписания «Не будь собой», «Не проявляйся!», «Не достигай». Существуют и драйверные послания, которые транслируют принятые родителями или предками решения, каким нужно быть, чтобы выжить. Например, «Спеши», «Будь лучшим», «Будь сильной».

Как родительские предписания и запреты актуализируются в детской психике?

Ребенок получает предписания не только в виде прямых вербальных запретов и инструкция, но и через невербальную коммуникацию, считывая схемы поведения родителей, семейную атмосферу. Родительские предписания передаются посредством ролевого моделирования, подкрепляются поглаживаниями ребенка за определенное поведение или истолкования/фантазии ребенка. Гулдинги (1976) прояснили, что предписания и запреты не просто «имплантируются» родителями в психику ребенка, а всегда связаны с решениями, принимаемыми Маленьким профессором, иногда даже без явного родительского предписания. В этом случае ребенок самостоятельно создает как запрет, так и принимает на его основе решение. Основой для принятия предписаний могут являться потребности в любви, принадлежности, принятия. Также предписания могут приниматься ребенком на травмах и чувстве страха, на скатектированных чувствах, на эмоциональных вложениях в ожидания (эмоциональных инвестициях). Кроме решений, принятых под воздействием родительских предписаний, ребенок может создать для себя и вторичные предписания, сформировать жизненные сценарии и собственную картину мира с определенными действующими в ней законами (в том числе «магическими»). Сценарии своей жизни ребенок обычно пишет до возраста 5-6 лет и закрепляет их, проверяя на практике в возрасте до 8 лет. Принятые решения могут быть как из подчиненной позиции жертвы, так и из позиции протестующего саботажника. При этом все решения принимаются из тех ресурсов, что доступны ребенку в возрасте принятия этих решений, что сильно ограничивает их адаптивность к реальности.

Какие родительские предписания чаще всего встречаются у клиентов?

Наиболее часто цитируется классификация родительских предписаний Гулдингов (1976), в которой они представили список из 12 (а фактически 14) ограничивающих предписаний:

  • Не существуй (не живи),
  • Не будь собой (в т.ч. того пола, которого ты есть),
  • Не будь ребенком,
  • Не взрослей,
  • Не делай,
  • Не проявляйся,
  • Не будь значимым,
  • Не сближайся,
  • Не принадлежи,
  • Не будь здоров (или в здравом уме),
  • Не думай (не думай о запретной теме),
  • Не думай, что ты думаешь, а думай, что я думаю,
  • Не чувствуй (злость, грусть, радость и т.д.),
  • Не чувствуй того, что ты чувствуешь, чувствуй, что я чувствую».

Ранее Гулдинги упоминали и предписание «Не получай удовольствия».  Наиболее катастрофичными предписаниями, приводящими к формированию роковых (гамартических) жизненных сценарием являются «Не живи» и «Не будь здоровым (не будь в здравом уме)».

Современные исследователи, такие как МакНил (2010) подробно описали 25 актуальных родительских предписаний, разбитых на следующие подгруппы: Выживание, Привязанность, Идентичность, Компетентность и Безопасность. Радмонд (1994) выявил дополнительное предписание, которые может блокировать успешность терапевтического процесса: «Не меняйся, не изменяйся».

Когда кто-то «запускает» один из этих запретов, взрослый склонен реагировать так же, как раньше ребенок реагировал на родителей — это автоматический ответ, исходящий из имплицитных банков памяти, инструктирующих Ребенка, «как реагировать». Человек может реагировать агрессивно на Злого/Непокорного Ребенка, пассивно на Ранимого /Нуждающегося Ребенка … или Пассивно-агрессивно на смесь того и другого. Когда кто-то нарушает один из имплицированных запретов, человек может реагировать из своего эго-состояния Критического Родителя , чтобы «заставить другого действовать правильно».

Ограничивающие родители также добавляют встречные предписания или драйверы, чтобы сказать ребенку, что делать вместо основного запрета. Другими словами, запреты говорят ребенку, что не делать, в то время как драйверные предписания говорят ребенку, что делать вместо этого. Драйверные предписания так же ограничивают, как и основной запрет: они предотвращают или подавляют развитие и адаптивность.

Примеры драйверных предписаний:

  • "Будь сильным"
  • «Будь совершенен»
  • "Сильно старайся"
  • "Торопись"
  • "Прилагай усилия"
  • "Будь осторожен"

В сочетании с запрещающим предписанием дравйерное предписание может быть особенно сильным.

  • «Не делай»… «Будь осторожен»
  • «Не думай»… «Пей»
  • «Не думай»… «Смущайся»
  • «Не будь ребенком»… «Усердно работай»
  • «Не будь рядом»… «Будь сильным»
  • «Не проси поглаживания»… «Будь ненужным»
  • «Не давай поглаживаний»… «Будь сдержан и отчужден»
  • «Не расслабляйся»… «Поторопись»

Родительские предписания и эмоционально-образная терапия

Общий подход к обнаружению и оказанию помощи при внутренних конфликтах, вызванных действием родительских предписаний и принятых решений входит в общую модель терапевтической сессии эмоционально-образной терапии. Особый акцент на выявлении внутреннего конфликта, связанного с принятием и актуализацией у клиента родительских предписаний. Делается это через анализ связи чувств и болезненных симптомов с той травмированной частью личности клиента, которая приняла и актуализировала предписания в виде принятых решений и создания определенного жизненного сценария. Терапевтический поиск идет строго через чувства, а терапевт следует за Внутренним Ребенком клиента, так, как только принадлежащее ему бессознательное хранит правду о травме. Также особое внимание уделяется прояснению контаминации и мотивации Отвергающего Родителя или другого Агрессора. Агрессором может оказаться не только родитель или, например, насильник, но и нерожденные (абортированные) братья-сестры, вступающие в «договор» с травмированной частью клиента, принявшей предписания.

Терапевту важно прояснить, почему и на каком именно механизме травмированная часть клиента до сих пор удерживает травму, какое в результате решение и жизненный сценарий были приняты.  

Терапия начинается с поддержки травмированной части личности клиента – Внутреннего ребенка – Жертвы. После укрепления травмированной детской части становится возможным провести деконтаминацию, разобраться с интпроецированными чувствами и частями, и утраченные ресурсы.

Одним из характерных приемов при работе с родительскими предписаниями является их отмена – путем отказа принимать их и выдачей контрпредписаний, разрешающих и активирующих то, что было запрещено и от чего клиент отказался. Например, при предписании «Не живи» - «Я жив и буду жить, не буду себя убивать, тебе не надо умирать, чтобы заслужить любовь». При предписании  «Не будь успешным» - «Ты можешь быть успешным, при этом ты можешь ошибаться, ты можешь делать все в своем темпе , ты можешь гордиться достигнутыми результатами», Не чувствуй» - «Чувствовать нормально и безопасно».

 Отмененные предписания позволяют клиенту вернуть и проявить «выключенные» предписанием чувства, от которых клиент оказался, вернуть свои ресурсы в омертвевшие или замершие части личности, забрать свои вложения (части, чувства, инвестиции) в других, принять новые решения и переписать жизненные сценарии.

Такая работа чаще всего осложняется сопротивлением, как саботажной части клиента, защищающей его травмированную часть, так и системным, старающимся скрыть правду о неприглядных событиях прошлого, которые травмировали ребенка (ранняя детская травма).

 В отличие от обычной аналитической терапии, обнаружить такие предписания, блокирующие личные достижения, разрушающие личную жизнь или приводящие к необъяснимым тревогам и депрессии, можно всего в течении нескольких терапевтических сессий, в том числе онлайн. Я работаю с последствиями действия родительских запретов.

Записывайтесь на прием, и мы во всем сможем разобраться!  

Литература

Berne, E. (1972) What Do You Say After You Say Hello? New York: Grove Press

Goulding R (1972) New directions in transactional analysis In C Sager & H Kaplan (eds) Progress in group and family therapy New York: Bruner/Mazel 105-134

Goulding, R. & Goulding, M. (1976) Injunctions, Decisions and Redecisions Transactional Analysis Journal 6:1 January 41-48

Goulding, Robert L. & Mary M. (1979) Changing Lives through Redecision Therapy. New York: Grove Press Inc.

McNeel, JR. (2010) Understanding the Power of Injunctive Messages and How They Are Resolved in Redecision Therapy Transactional Analysis Journal 40:2 April 159-169

Ramond, C. (1994) Don’t Change: A Cultural Injunction Transactional Analysis Journal 24:3 July 220-221

Статьи по теме:

О сайте

Вы находитесь на сайте врача и психолога Андрея Демкина, посвященном вопросам психологической помощи, психодиагностики и профессионально-психологического отбора и аттестации (оценке) персонала. Для работы с онлайн психодиагностической плаформой перейдите по сслылке: https://dmnsys.ru/

Фото галерея